/Vén mây muốn bước lên tột đỉnh. Đoái lại dì trăng lẽo đẽo theo/ Thơ Trịnh Hoài Đức.

VIDEO

HỖ TRỢ

QUẢNG CÁO

LỊCH

LIÊN KẾT

Văn xuôi

ДОРОГА ДОМОЙ (Рассказ - Truyện ngắn)

Ольга Сафронова - поэт и переводчик. Координатор международного проекта Берега дружбы и член межрегионального литературного объединения Степь.

Ольга САФРОНОВА (Таганрог)

ДОРОГА ДОМОЙ (Рассказ - CON ĐƯỜNG VỀ NHÀ - Truyện ngắn)
 
 
 

Уснуть в поезде у Светланы Петровны так и не получилось.

Cначала - две таможни: в Харькове, а через час пути – в Белгороде.

Проверяют одни, потом проверяют другие, а кажется, что одни и те же, и нет этому конца:

— Не спим! Готовим паспорта для проверки. Вспоминаем, что везём в сумках.

Но даже во время спокойного двухчасового постукивания колёс от Белгорода до Курска сна не было ни в одном глазу. Как-то не отпускала в этот раз Украина, снова и снова прокручивалось в голове увиденное, встречи, разговоры.

Когда чего-то не можешь понять и принять, а от общения никуда не деться, один из способов защиты и мирного сосуществования – просто не касаться определённых тем. К этому невесёлому выводу Светлана Петровна пришла довольно быстро после известных событий 2014 года на Украине. Тогда казалось, что своим родным и близким людям по ту сторону границы надо обязательно рассказать, как всё обстоит на самом деле – они просто не знают! Но в свой первый приезд по загранпаспорту в «свободную» Украину, на тревожные расспросы:

— Ну, как вы тут теперь живёте?

Получила в ответ недоумённый взгляд:

— Как живём? Нормально, хорошо.

А робкие попытки обсудить телевизионные новости вообще не встретили понимания:

– Мы это не смотрим, политика нас не касается.

И переглядывания за спиной, как в присутствии душевнобольного (мол, что взять с этих запуганных распропагандированных русских).

Так и повелось, как в той игре: «да» и «нет» не говорить, «чёрное» и «белое» не называть. Приезжать получалось теперь не часто — раз в год на 4-5 дней. Надо было успеть повидать всех родных, начиная с любимых внуков и заканчивая старенькими родителями. Тем для разговоров хватало и помимо политики. Хотя… Стеночка – невидимая глазу, неназываемая, старательно не замечаемая, всё равно ощущалась, не давала забыть о том, что с некоторых пор она, российская гражданка, от всех – по другую сторону.

Незаметно, такой же стеночкой Светлана Петровна отгородилась от старых подруг, которых у неё в родном городе было тоже достаточно. Просто не сообщала о своём приезде. Зачем? И о чём говорить, когда неизвестно, что теперь у человека в голове?

Мирослава нашла её сама. Дозвонилась на российский номер мобильного, узнала дату приезда, предложила встретиться.

Не виделись подруги давно, поэтому разговор за чашкой чая поначалу легко катился по гладким камешкам безопасных тем: дела семейные, старые знакомые, работа, увлечения.

И как Светлана Петровна наступила на эти грабли? Видимо тёплые воспоминания общего прошлого пробили брешь в панцире осторожного молчания.

— И что, ты тоже считаешь, что Степан Бандера — герой Украины? – вопрос вырвался невольно, она тут же прикусила язык, но было уже поздно.

— Конечно! – приосанилась Мирослава, сверкнув зелёными, как у Мавки*, глазами.

Дальше… Дальше последовала лекция… Заблудшей русской душе горячо втолковывались подробности из «обновленной истории свободолюбивой демократической Украины».

Это было знакомо. Сколько Светлана Петровна знала свою подругу, та всегда горячо чем-то увлекалась и так же горячо пыталась заразить своим увлечением и Светлану: то лечебным голоданием, то йогой, то книгой «чудесных откровений»… Теперь вот: «Мы, свободолюбивые украинцы…»  

…Когда-то давно, больше 30 лет назад,  две молодых специалистки были отправлены вместе в длительную командировку на обучающие курсы. Тогда, в самом начале перестройки, много о чём заговорили открыто. Девушки беседовали на самые разные темы. Мирослава, уроженка западной Украины, и тогда считала, что «украинцы гораздо лучше русских», но Светлане, дочери степной Таврии, тогда это показалось всего лишь забавной причудой. Какая разница? В остальном взгляды двух девушек на прошлое и настоящее Украины и многое другое вполне совпадали. С той командировки началась их многолетняя дружба. А теперь… Светлана Петровна попробовала прервать подругу, вернуть к прежним временам: «А помнишь, ты раньше рассказывала, что бандеровцы – бандиты, людей в ямах держали…»

Ответ был уверенным и исчерпывающим: «Я ошибалась, не знала правды. Они – герои. Это от «советов» была беда и горе. И не я это придумала – люди говорят!»

Светлана слушала подругу, ничем не проявляя растущее напряжение.

«Почему меняется наше мировоззрение? Как это происходит? Когда мы становимся другими?» — эти вопросы, задвинутые в дальний уголок сознания, вдруг вырвались на свободу, заметались ранеными птицами: «Интересно, а что бы было сейчас у меня в голове, если бы я не уехала, а осталась жить здесь? Неужели я тоже сейчас считала бы, что вышеназванный «герой Украины» на самом деле освобождал её от фашистов, а заодно и от «клятых москалей», что Россия – страна-агрессор, оккупировала Крым, ведёт войну на Донбассе, и так далее, и так далее…»

Они не поссорились, и попрощались внешне вполне мирно, но буря невысказанных возражений до самого отъезда и потом, уже в вагоне, продолжала бушевать внутри Светланы Петровны, не давала уснуть, возвращала мысли снова и снова к этой (не последней ли?) встрече со старой подругой.

Как же это всё-таки происходит с нами? В какой момент? И существует ли такой момент, или все проникает в нашу жизнь постепенно и незаметно?

Вспомнился голубой глаз телевизора, приглушенно что-то бормочущий в соседней комнате, помаргивающий обиженно от невнимания к его новостям. И так во многих и многих квартирах…

Информационное пространство… Оно омывает нас потоками радио и телевизионных сигналов, уводит в бесконечные лабиринты интернета, мягко протягивает щупальца к сознанию, пробует его на податливость. Уклониться от него нельзя. Можно слушать, смотреть и читать внимательно, заставляя сознание работать: анализировать, сравнивать, делать выводы. Можно «не слушать и не смотреть», но информация, которую «не слушаешь и не смотришь»: обрывком фразы диктора, мелькнувшим телекадром, картинкой в ленте новостей интернета — всё равно оказывается в голове, только без спасительного аналитического фильтра: «Правда – ложь – надо проверить». А «сон разума», как известно, рождает чудовищ. Чудовищ изменённого сознания, не знающего сомнений, нетерпимого ко всем другим суждениям.

В вагоне включили свет: подъезжали к Курску. Внезапно ожил телефон – мелодичный сигнал известил, что пришло СМС-сообщение. Это была Мирослава, похоже она тоже плохо спала эту ночь: «Я люблю тебя. Я очень тебя люблю!» — Светлана улыбнулась, отправила смайлик. От сердца, наконец, отлегло.

«Хорошо, что не разругались. Будем встречаться, разговаривать – глядишь, договоримся до чего-то. Надо будет написать ей письмо, — подумала она. — Но всё это – завтра. Сейчас – домой, скорее домой…»

_______________

*) – Мавка – сказочный персонаж, лесная русалка, героиня поэмы Леси Украинки «Лесная песня»

 

Ольга Сафронова - поэт и переводчик. Координатор международного проекта "Берега дружбы" и член межрегионального литературного объединения "Степь". Член Союза писателей России с регистрацией в Краснодарской краевой организации. Регулярно печатается в газете Неклиновского района Ростовской области "Приазовская степь", также имеет публикации в газетах "Кубанский писатель", "Кобзарь на Дону", "Гомельская правда", "Таганрогская правда". Лауреат (III место) Международного поэтического конкурса им. И.Н. Григорьева (Санкт-Петербург, 2015). Победитель (I место в номинации "Поэзия", II место в номинации "Литературный перевод") Всероссийского литературного фестиваля-конкурса "Поэзия русского слова" (Анапа, 2016). В 2016 г. награждена Почётным знаком Союза писателей Беларуси "За большой вклад в литературу" и Почётной грамотой Правления Союза писателей России. Живёт в Таганроге.