/Lẽ đời thấu hết nông sâu. Chén vui chưa cạn chén đau đã đầy./ Thơ Võ Văn Trực

VIDEO

HỖ TRỢ

QUẢNG CÁO

LỊCH

LIÊN KẾT

Thơ

Nhà thơ: Владимир Сергеевич Бушин

Владимир Сергеевич Бушин родился 24 января 1924 года в рабочем поселке Глухово Московской области.
 
Владимир Сергеевич Бушин
Владимир Сергеевич Бушин родился 24 января 1924 года в рабочем поселке Глухово Московской области. Мать в молодости - работница на ткацкой фабрике Арсения Морозова, позже - медицинская сестра. Отец после окончания реального училища поступил в Алексеевское офицерское училище и окончил его в 1916 году. В Октябрьскую революцию, как и тысячи русских офицеров, встал на сторону народа. Позже - член коммунистической партии. 
Детство будущий писатель провел в доме деда - хлебопашца, плотника, солдата японской войны, беспартийного председателя колхоза им. Марата в деревне Рыльское Тульской области на Непрядве, в двенадцати верстах от Куликова поля. 
Школу окончил в Москве за несколько дней до Великой Отечественной войны. С осени 1942 года на фронте. В составе 50-й армии прошел боевой путь от Калуги до Кенигсберга. Потом - Маньчжурия, война с Японией - дедовская стезя. На фронте вступил в партию, публиковал свои стихи в армейской газете «Разгром врага». После возвращения с войны окончил Литературный институт им. Горького и Московский юридический (экстерном). Печататься начал на фронте. Опубликовал несколько книг прозы, публицистики и поэзии: «Эоловы арфы», «Колокола громкого боя», «Его назовут Генералом», «Клеветники России», «Победители и лжецы», «В прекрасном и яростном мире», «Окаянные годы»... 
Учился в аспирантуре, работал в «Литературной газете», в газете «Литература и жизнь» (ныне «Литературная Россия»), на радио, в журналах «Молодая гвардия», «Дружба народов». В годы застоя был в течение нескольких лет «отлучен» от литературы.
Награжден орденами Отечественной войны, «Защитнику Советов», медалями «За отвагу», «За боевые заслуги», «За победу над Германией», «За победу над Японией», «За взятие Кенигсберга» и другими.

* * *
Я был молодым и бессмертным, 
Я спорил бесстрашно с судьбой, 
И знал я победы и жертвы, 
И звал я других за собой. 

Шли годы… Какие удары 
Пришлось отражать нам в бою! 
Теперь я и смертный, и старый, 
Но там же, где прежде, стою.

КАМЕНЬ И ДУША 
Вот этот камень, что в руке держу, 
Старей меня на множество столетий. 
И я свой круг по жизни завершу, 
А он ещё останется на свете. 

Он много видел на веку своём: 
Бунты, пожары, язвы моровые, 
Как в засуху дымился окоём, 
Как по Земле прошли две Мировые. 

Всего и не припомнить. Но ничто — 
Ни страх, ни боль, ни голод – не задело. 
Всё проходило, как сквозь решето. 
Не знал он слова, и не знал он дела. 

А если б в нём душа жила хоть час, 
И если бы с людьми он пообщался, 
Ещё вопрос, кто первым бы из нас 
С юдолью этой горькой попрощался. 
27 августа 1976

ГОВОРИТ ПАВШИЙ
7 июля в бою под Изварино под Луганском
ополченец Александр Скрябин,
рабочий 55 лет отец двоих дочерей,
со связкой трех гранат бросился под 
фашистский танк и взорвал его
Я – рядовой солдат Донбасса.
Я седьмого июля убит.
Я стоял до последнего часа
И, быть может, не буду забыт.

Завтра справят в Луганске поминки,
Кто-то вспомнит последний наш бой,
Где погиб я с броней в поединке –
Как назначено было судьбой.

Три в руке моей было гранаты,
Как бы дочки мои и жена.
И я выполнил долг свой солдата
Ведь и эта священна война.

Но того, кто наш Кремль в «альма матер»*
Превратил, я спрошу из могилы: - Забыл,
Как ты трепом своим, провокатор,
Нас на это восстанье подбил?

И убитые все, и калеки,
Муки женщин, детей, стариков -
Все на этом лежит человеке.
Будь он проклят во веки веков!
Альма-матер (лат. alma mater, буквально — кормящая мать)

СТАЛИН ПРИШЕЛ 
                   В Новороссии, в Константиновке,
                   знаменитый в годы Великой
                   Отечественной войны танк «ИС-3», 
                   стоявший как памятник, ожил и 1 июля
                   пошел в бой:

                                      И летели наземь самураи
                                      Под напором стали и огня.

Товарищ, посмотри,
Что за пора настала!
«Иосиф Сталин-3»
Нисходит с пьедестала.

Не вынес он Кремля
Мурлыканья и врак,
Когда горит земля
И душит братьев враг.

Настал возмездья час.
Его мы долго ждали.
Ведет к победе нас
Воскресший воин Сталин.

СЛАВЯНСК - МОСКВА
Идут бои...Берданки против танков...
Крупнокалиберный строчит..
А что же Кремль, защитник банков?
А Кремль молчит.

Донецк, Луганск помочь просили,
Весь край о помощи кричит...
А Шойгу где, Герой России?
Герой молчит.

Все ближе с каждым днем фашисты...
О, сердце! Как она стучит...
А где же наши генштабисты?
Генштаб молчит...

Пылает кров, земля горит
И сила тает...
А что Лавров нам говорит?
Весь день болтает.

Собой довольные вполне,
Ничем не мучась,
Они готовят и Москве
Славянска участь.

Но не удастся никому
Врагу потрафить.
И ждёт их, судя по всему,
Судьба Каддафи.
23 мая 2014

* * *
Весь этот мир от блещущей звезды
До малой птахи, стонущей печально,
Весь этот мир труда, любви, вражды,
Весь этот мир трагичен изначально.

И ничего иного тут не жди, 
А наскреби терпенья по сусекам
И, зная всё, сквозь этот ад иди
И до конца останься человеком.

***
Вы видели, как сквозь асфальт порой,
Его пронзая, лезет стебелёчек?
Где силы взял для подвига герой?
Ведь не ракетчик, не танкист, не лётчик.

Мне моего нешустрого ума
Загадку разгадать вполне хватило:
Его ведь кормит мать­земля сама,
А сверху тянет аж само светило.

Я думаю, и Путин в свой черёд
Любые стены прошибал легко бы,
Когда бы опирался на народ,
А сверху прокурор следил бы в оба.

АВВА ОТЧЕ!..
Люди есть как солнца. Свет их льётся
И тепло от них во все края.
Пушкин был таким. Таким был Моцарт.
Как хотел таким же быть и я!

Люди есть как луны. Свет их ярок,
Но не свой он, а у солнца взят. 
Господи, пошли такой подарок!
Даже и ему я буду рад.

Но есть люди-камни среди прочих.
Здесь тепла и света не проси.
Если только можно, авва Отче,
Чашу эту мимо пронеси!

***
Порой меня пронзает ощущенье,
Что без моей любви к ней и труда
Земли остановилось бы вращенье
И солнце закатилось навсегда;

Что я один за жизнь Земли в ответе
И кое­что мне сделать удалось.
Лишь потому и солнце ярко светит
И не скрипит пока земная ось.

СЛОВА
Как всё живое, и слова,
Увы, стареют и болеют.
Те – на ногах стоят едва, 
У этих бороды белеют.

И смерть грозит словам порой,
Но у любой на свете нации – 
На Волге, Рейне, за Курой – 
Есть средства их реанимации.

Вот, кажется, сейчас умрёт:
Ни пульса, ни дыханья нету.
Но вдруг нежданный поворот –
И вновь пошло гулять по свету.

Взять слово «патриот». Кажись,
При Ельцине сыграло в ящик,
Но вот опять шагнуло в жизнь –
И это лишь один образчик.

Предостеречь хочу я всех –
Словам – пророчащим забвенье:
Опасно брать на душу грех
Насильственного погребенья.

МОЁ ВРЕМЯ
Я жил во времена Советов.
Я видел всё и убеждён:
Для тружеников, для поэтов
Достойней не было времён.

Я жил в Стране Социализма,
Я взвесил все её дела
И понял: никогда Отчизна
Сильней и краше не была.

Я жил во времена Союза
В семье несметных языков,
Где дружбы дух и братства узы
Страну хранили от врагов.

Я жил в эпоху Пятилеток
И был голодным иногда,
Но видел я – мой глаз был меток –
Нам светит горняя звезда.

Что ж, ошибались мы во многом,
Но первыми прорвали мрак.
И в Судный День, представ пред Богом,
Мы развернём наш Красный Флаг. 

ПОДОХОДНЫЙ НАЛОГ
Нет, не завидуйте тому,
Кто так удачлив и беспечен,
Кто – это видно по всему – 
Печатью баловня отмечен.

Чьё имя на устах у всех,
Кого все беды обходили,
Как будто и не знал помех
Там, где другие слёзы лили.

Кто так шагает широко,
Кто так безудержно хохочет,
Кому так дышится легко,
Кому доступно всё, что хочет.

Так не завидуйте же – грех! – 
Весёлым, смелым и свободным.
Тем паче, что любой успех
Бог облагает подоходным.

ТЫ ЗНАЛ!..
          Андрею Дементьеву
Всё оправдать на свете можно.
Не падай духом ни на миг!
Одно лишь, милый, безнадёжно: 
Рассчитывать на черновик.

И путь свой не ревнуй превратно:
Нас время, дескать, так вело.
Ты знал, что жизнь единократна
И всё в ней сразу набело.

ПЛЮРАЛИЗМ
Как суетятся ныне люди! 
Дела и время гонят их.
И потому поспешно судят 
Они частенько о других.

Сосед меня считает злюкой,
Один знакомый – гордецом,
Другой сосед – ходячей скукой,
Другой знакомый – наглецом.

Кто прочит мне удел мессии,
А кто шипит: «Он хулиган…»
Кто – «Первое перо России!»,
А кто – «Последний графоман!».

Прости сумбур им этот, Боже,
Коль Сам язык всем нам и дал.
– Прощаю, – Бог сказал, – но всё же
От многих Я не ожидал.

* * *
Вы видели, как сквозь асфальт порой, 
Его пронзая, лезет стебелёчек? 
Где силы взял для подвига герой? 
Ведь не ракетчик, не танкист, не лётчик.

Мне моего нешустрого ума 
Загадку разгадать вполне хватило: 
Его ведь кормит мать-земля сама, 
А сверху тянет аж само светило. 

Я думаю, и Путин в свой черёд 
Любые стены прошибал легко бы, 
Когда бы опирался на народ, 
А сверху прокурор следил бы в оба.
Красновидово, 2010

Theo hoinhavannga