/Ví bằng về được tuổi anh. Tôi mang bán cả kinh thành chuộc yêu/ Thơ Nguyễn Thị Thu Nguyệt.

VIDEO

HỖ TRỢ

QUẢNG CÁO

LỊCH

LIÊN KẾT

Tin Quốc tế

ПОБЕДА, КОТОРУЮ МЫ ПОТЕРЯЛИ (Thắng lợi, mà chúng tôi đã đánh mất)

Им кажется, что у человека, мечтающего что-то сделать полезное для своего народа,,...
ПОБЕДА, КОТОРУЮ МЫ ПОТЕРЯЛИ (Thắng lợi, mà chúng tôi đã đánh mất)
 

Мы, к сожалению, живем ниже того прожиточного минимума, когда остается свободное время и  свободная интеллектуальная энергия, чтобы отвечать на все эти роковые для нас  вопросы…

Мое поколение взрослело после Победы. А война нам оставила не только похоронки и руины, а и ни с чем не сравнимое и очень вдруг обострившееся понимание того, что все мы – и наши кунцевские подростковые ватаги, и хмуроватые пассажиры электричек, и продавщицы мороженного, и милиционер на перекрестке, и Сталин в Кремле – единый народ, что живем мы в своей родной стране, на своей родной земле. 

В школе в начальных классах мы читали рассказ о том, как старик, выкопал колодец, а потом многие поколения людей приходили к этому колодцу напиться воды и поминали старика добрым словом.

Нам всем тоже хотелось поскорее вырасти и что-то хорошее сделать для своего народа и для своей страны.
Читателям "Российского писателя" я когда-то рассказал, как мы, учащиеся кунцевской школы №5, сажали яблоневый сад, протянувшийся от Поклонной горы вдоль Минского шоссе напротип Поклонной горы. А в марте этого года о созданном нами саде напомнила и газета "На западе Москвы":

"История действительно буквально окружает метро «Славянский бульвар». Выход из станции находится практически в середине яблоневого сада, украшения Западного округа Москвы. По подсчетам специалистов, в нем растет около 1000 деревьев. Сегодня большинству яблонь в саду по 50-60 лет. История этого сада началась в 1947 году, когда возникло движение Пионерской организации «Украсим Родину садами». Клич бросили пионеры Чоботовской средней школы (ныне микрорайон Солнцево, школа №1002). Их поддержали ребята из других кунцевских школ. Рассказывают, что участники Великой Отечественной войны тоже принимали участие в посадке деревьев - в память об окончании войны. Так или иначе, в посадку каждого дерева были вложены труд и мысли военного поколения. Надо признать, что при возведении станции «Славянский бульвар «порубочные билеты» на деревья выдавались крайне аккуратно, но все-таки, по большому счету, сад понес некоторые потери".

Но почему-то теперь, когда я по телевизору смотрел на Парад Победы, больше всего жалко мне было не тех потерь, которые понес сад, когда-то посаженный нами "для народа", "для страны" и "для Сталина", а утрата обретенного нами в период войны и после Победы ощущения, что мы – единый народ, что мы живем в своей стране как в своем отчем доме.

Была надежда, отчасти спровоцированная патриотической риторикой нашего президента, что, вступив в свой новый срок, назначит он наконец-то дееспособное, помнящее и о нас, рядовых гражданах,  правительство, что Параду Победы будет возвращено вот это его главное историческое значение: после самой кровавой войны каждый гражданин в нашей стране теперь уже имеет самую надежную защиту и от нищеты, и от любой напасти…

Но чуда не случилось. Медведев остался главой правительства. Как написал даже "Московский комсомолец", "Свое главное политическое решение Медведев принял, когда отказался баллотироваться на второй президентский срок и послушно уступил Кремль своему патрону. Такая лояльность в политике редка, и Путин ее высоко ценит. Хотя она больше говорит именно о Путине, сумевшем найти теневого сменщика, чем о Медведеве, который так из тени и не вышел". Но ведь не только из тени не вышел он, а и ни чем не отличился от Дворковича, который во власть пришел, накопил жировую массу и ушел, потому как, наверно, не по чину копил.

Поэтому и на парад я смотрел как на призрак из далекого нашего прошлого.

Еще страшнее теперь, уже задним числом, осознавать, что не с приходом Горбачева к власти, а еще при Хрущеве начался демонтаж созданной Сталиным народной суверхдержавы, при которой родители не шли с шапкой по миру, если требовалась их детям не таблетка, а квалифицированная медицинская помощь, при которой у нас, выпускников школ, кроме сферы торговли и услуг был выбор любых профессий.

Например, Сталин начал создавать Морской флот, обеспечивающий нам господство во всех океанах. При этом Сталин также и наш золотой запас увеличил до 2500 тонн. А Хрущев этот проект перечеркнул. Тяжёлый крейсер «Москва» был исключён из состава флота с передачей корпуса на разделку, а по решению Правительства 2 сентября 1959 года были сняты со строительства и переданы на «иголки» шесть крейсеров: «Архангельск», «Варяг», «Владивосток», «Кронштадт», «Таллин» и «Щербаков»… И тем самым Хрущев позволил США сжимать нас в "кольцо Анакондны". 

Но и отказавшись от сталинского дорогостоящего проекта, обеспечивающего наше господство в мировых океанах (чтобы не было войны, разумеется), Хрущев наш золотой запас уменьшил до 1600 тонн. 
И еще он испортил отношения с Албанией, что привело к потере нашим флотом Влерской базы в Адриатическом море, а потом поссорился он и с важнейшим геополитическим союзником – с Китаем.

Так стоит ли удивляться тому, что минусовая селекция власти, начавшаяся при Хрущеве, закончилась откровенным горбачевским предательством? Надо и удивляться тому, что при Горбачеве еще в 80-е годы пятая колонна обнаружилась и среди высших чинов КГБ, и в СМИ, и среди творческой интеллигенции, а даже среди криминала? 

Добытое Победой и не так уж долго длившееся социальное и нравственное единство страны сегодня используется властью   лишь для того, чтобы небольшая кучка избранных вполне благополучно, теперь уже  "патриотично" продолжала наживаться на национальных богатствах и пополнять свои счета в зарубежных оффшорах. Новостной канал РБК нам сообщает: "Международный консорциум журналистских расследований обнаружил в офшорах компании, связанные с семьями 12 должностных лиц России, включая Алексея Улюкаева и Дмитрия Пескова".  Но, в отличии от стран, где подобная информация в печати стала бы причиной добровольных отставок, у нас чем больше замазан чиновник, тем он более во власти свой.

И что теперь значит демонстрация наших ракет на Красной площади во время Парада Победы, если дети наших элит давно живут во враждебно настроенных по отношению к нам странах НАТО? Не станут же наши элиты своих детей бомбить, если новая холодная война вдруг вступит в горячую фазу? И не самая ли горячая фаза этой войны уже наступила в нынешних её "гибридных" форматах, если сохраняется правительство, думающее о себе, а не о народе, в социальной политике копирующее латиноамериканские компрадорские режимы, а не самые успешные европейские социальные образцы? Почему только у нас школьные учителя, пытающиеся выжить в российской глубинке на 10.000 рублей, платят такие же подоходные налоги, как и олигархи?

Словно бы оправдывая несменяемость Медведева и сохранение олигархического характера власти, Путин сказал депутатам Госдумы так: да, мы знаем, какой рывок в развитии сделала советская власть, но она же и уничтожила Советский Союз. 

Но почему же из всех глав советского государства у нашей нынешней власти самым ненавистным остается не Хрущев, не Горбачев и не все прочие, а именно Сталин, который является виноватым лишь в том, что пожили мы хотя бы недолго в сверхдержаве, оказавшейся способной одержать победу во второй мировой войне при всём том, что главный наш союзник – США – вложил в военно-промышленную индустрию Гитлера гораздо больше средств, чем в победу над ним? Почему же у нас есть Горбачев-фонд и Ельцин центр, а имя Сталина тщательно вымарывается из нашей истории? 

Мы, к сожалению, живем ниже того уровня нищеты, при котором у нас оставалось бы свободное время и свободная интеллектуальная энергия, чтобы отвечать на все эти роковые для нас вопросы. 

Наивысшее счастье – сажать сад для будущих поколений, – которое мне довелось испытать в своей юности, к сожалению, для нынешних наших элит не доступно. Им кажется, что у человека, мечтающего что-то сделать полезное для своего народа, меньше человеческого достоинства, чем у  у них самих, поскольку, фигурально выражаясь, они-то могут себе позволить присесть на золотой унитаз.
Theo hoinhavannga